Комментарии
2014-06-26 в 10:21 

Silly*
She'll wear nothing
Мое личное дно. Наверно, морское
Стою все еще в оцепенении, но потом словно ко мне приходит заряд странной бодрости:

- Нужно идти разбираться с Нагисой.

Поднимает на меня взгляд.

- Нет, точно нужно идти к ней, - хватают теперь уж я его за руку и волоку к входной двери. - Только посмей не пойти!

- Ты же боишься меня.

- Мне с тобой еще долго рядом жить, так что лучше сразу во всем разобраться, чем вот так маяться.

- Проявление эгоизма?

- Где ты таких заумных слов нахватал? – распахиваю дверь в коридор, где привычно горят лампочки.

- Читаю на досуге.

- Ну, едрить-колотить, - пытаюсь как-то снять напряжение, что не дает нормально думать, - читает он! Что читаешь?

- Книги.

- Удивительно!

- А нужны уточнения? – идем по коридору быстрым шагом.

- Нет, блин, цитаты! – держу его руку крепко.

- «…Тому было всего десять лет. Он ничего толком не знал о смерти, страхе, ужасе. Смерть — это восковая кукла в ящике, он видел ее в шесть лет: тогда умер его прадедушка и лежал в гробу, точно огромный упавший ястреб, безмолвный и далекий, — никогда больше он не скажет, что надо быть хорошим мальчиком, никогда больше не будет спорить о политике. Смерть — это его маленькая сестренка: однажды утром (ему было в то время семь лет) он проснулся, заглянул в ее колыбельку, а она смотрит прямо на него застывшими, слепыми синими глазами… а потом пришли люди и унесли ее в маленькой плетеной корзинке. Смерть — это когда он месяц спустя стоял возле ее высокого стульчика и вдруг понял, что она никогда больше не будет тут сидеть, не будет смеяться или плакать и ему уже не будет досадно, что она родилась на свет. Это и была смерть. И еще смерть — это Душегуб, который подкрадывается невидимкой, и прячется за деревьями, и бродит по округе, и выжидает, и раз или два в год приходит сюда, в этот город, на эти улицы, где вечерами всегда темно, чтобы убить женщину; за последние три года он убил трех. Это смерть…».

-Нацуо! – прерываю его, уже просто чуть ли не захлебываясь от ужаса. - Если у тебя так хороша память, то цитируй что-то более оптимистичное! – сжимаю его руку еще крепче.

- Нагнетаю обстановку? – слышу смешок.

- Именно.

- Хорошо. Вспомню что-то хорошее, - на пару секунд замолкает, - кстати, это был Рэй Брэдбери, а точнее, его книга «Вино из одуванчиков».

- Звучит, как название ужасов, - сбавляем шаг.

- Ничего подобного. Наверно, нам еще рано ее читать, но…все равно она хорошая и светлая. Вот, смотри, разве может быть написано такое в страшной книге? – говорит абсолютно спокойно и расслабленно, словно у нас и не неразбериха тут происходит, да и он не как живой труп. – «…И от этого пустячного случая он насторожился: день будет не такой, как все. Не такой еще и потому, что бывают дни, сотканные из одних запахов, словно весь мир можно втянуть носом, как воздух: вдохнуть и выдохнуть <…>. А в другие дни <…> можно услышать каждый гром и каждый шорох вселенной. Иные дни хорошо пробовать на вкус, а иные — на ощупь. А бывают и такие, когда есть все сразу. Вот, например, сегодня — пахнет так, будто в одну ночь там, за холмами, невесть откуда взялся огромный фруктовый сад, и все до самого горизонта так и благоухает. В воздухе пахнет дождем, но на небе — ни облачка. Того и гляди, кто-то неведомый захохочет в лесу, но пока там тишина…».
Мне нравится
сегодня в 1:59|Редактировать|Удалить|Ответить

Мое личное дно. Наверно, морское
Вслушиваюсь в рокот его спокойного голоса, а сам думаю о том, какую же жуткую тренировку памяти проводила с моим Бойцом Нагиса-сенсей. Просто нереально запомнить столько текста. Хотя, возможно, он сейчас сочиняет, но как так можно ладно сочинять на ходу? Нужно прочесть книгу.

- А вот про нас словно! – в голосе сквозит улыбка. – Знаю, что, когда вырастем, будем постоянно стремиться к этому! Йоджи, ты меня слышишь?

Вспоминаю, что он сам говорил, что сейчас будто в двух мирах находится, поэтому принимаю для себя решения перестать удивляться всей этой воодушевленности, что не свойственна «обычному» спокойному и рассудительному Нацуо.

-Да, я тебя слышу, - останавливаемся у дверей лаборатории.

- «…Точно огромный зрачок исполинского глаза, который тоже только что раскрылся и глядит в изумлении, на него в упор смотрел весь мир.

И он понял: вот что нежданно пришло к нему, и теперь останется с ним, и уже никогда его не покинет.

Я ЖИВОЙ, — подумал он.

Пальцы его дрожали, розовея на свету стремительной кровью, точно клочки неведомого флага, прежде невиданного, обретенного впервые… Чей же это флаг? Кому теперь присягать на верность?

Одной рукой он все еще стискивал Тома, но совсем забыл о нем и осторожно потрогал светящиеся алым пальцы, словно хотел снять перчатку, потом поднял их повыше и оглядел со всех сторон. Выпустил Тома, откинулся на спину, все еще воздев руку к небесам, и теперь весь он был — одна голова; глаза, будто часовые сквозь бойницы неведомой крепости, оглядывали мост — вытянутую руку и пальцы, где на свету трепетал кроваво-красный флаг».

Стучусь в белый прямоугольник двери лаборатории, но через некоторое время понимаю, что данное действие бессмысленно. Поворачиваю ручку, и мы проходим внутрь «коробки чистоты».

- Или же вот хороший отрывок в продолжение: « … Дуглас зажмурился: в темноте мягко ступали пятнистые леопарды.

— Том! — И тише: — Том… Как по-твоему, все люди знают… знают, что они… живые?

— Ясно, знают! А ты как думал? Леопарды неслышно прошли дальше во тьму, и глаза уже не могли за ними уследить.

— Хорошо бы так, — прошептал Дуглас. — Хорошо бы все знали».

- И, правда, хорошо бы все знали, - повторяю неосмысленно.

- Нагисы-сенсей здесь нет? – спрашивает. Ах, точно, он же сейчас всего этого не видит.

- Да нет, тут она. Вот. За столом спит, - и сам будто от этих слов успокаиваюсь. Удерживая еще за руку Нацуо, иду к сенсей. Протягиваю к ее плечу ладонь и слегка тормошу. - Эй, Нагиса-сенсей, - тихо, но настойчиво, - у нас тут вопросы! Эй!

Маленькая женщина начинает ворочаться среди кипы бумаг и папок, но через некоторое время принимает полностью вертикальное положение, внезапно вскакивая на ноги:

- А? Что?!

- Нагиса-сенсей, у нас к вам важный разговор!

- Какого черта? – морщит лицо и проводит по нему ладонью, потирая лоб, на котором остались отпечатки от раскиданных по рабочему столу скрепок.

- Сенсей! С Нацуо беда! Вы посмотрите сами! Что это такое? Что Вы сделали? – тяну его к себе ближе, располагая рядом.

- Вот те на, - разевает рот. – Это же частичная загрузка.

- Что?! – протягиваем с ним в голос. Вспоминаю, что мы с ним еще маленькие дети.

- Это…этого не должно быть. Значит, я где-то накосячила в «пробе». Нет, так не должно…хотя, если учитывать, что я вас туда без боя пихнула, то…- бубнит себе под нос, скрестив руки перед собой -…возможно, что все это произошло только потому, что…а если пост системный период так выражается? Вы ведь еще нормально в Систему зайти не могли, так как ни вызова, ни зова не было. Пришлось искусственно, а из этого пошла такая побочка? Возможно, - что-то чиркает у себя в бумажках. – Нет, все нормально...наверно. Как себя чувствуешь, Боец? Хотя, какой из тебя сейчас Боец-то…
- Я вижу темноту и различные образы.
Мне нравится
сегодня в 1:59|Редактировать|Удалить|Ответить

Мое личное дно. Наверно, морское
- Можешь их описать? – подходит ближе к нам и садиться на корточки перед Нацуо, вглядываясь в его лицо.

- Тени делятся, а потом пытаются собраться. Животные бегают. Растения всюду. Голоса…проступают? Вижу реки и моря. Много всего и все движется, а потом замирает и умирает, а потом снова прорастает и живет, - замолкает.

- Ясно, - встает с корточек, что-то обдумывая, - это действительно частичная загрузка в Системе. Просто ты не научился ее контролировать, - обращается к моему Бойцу. - В саму Систему войти не можешь из-за слабой Связи с Жертвой, а предотвратить частичную загрузку не в состоянии, потому что опыта мало. Ну, а почему тебя постоянно выкидывает в Систему? Тут все просто – я вас решила познакомить с будущим полем деятельности, вот «оно» и привыкает. Заодно, кстати, опробовала в действии одну мою теорию, что оказалась весьма удачной. Считайте, что делаете важное дело для науки. Хотя, кому я это говорю?

- Сенсей, что с Нацуо-то делать? – спрашиваю, все еще надеясь на толковую помощь, так как до моей многострадальной головы начинает доходить суть ситуации.

- Можно в Систему кинуть, а можно просто тебе попытаться его «успокоить». Ты же Жертва – вот и думай.

URL
2014-06-26 в 10:21 

Silly*
She'll wear nothing
У меня уже сложилось такое стойкое впечатление, что сенсей крепко ненавидит Жертв, да даже само это слово просто выплевывает каждый раз.

- Совет дайте хотя бы, - обреченно вздыхаю.

- Я его уже дала: «успокой».

Вздыхаю еще более обреченно. Обнять его что ли? Все еще держа кисть руки Бойца, направляюсь к двери:

- Идем, Нацуо.

Буквально добегаем до нашей комнаты (как он еще ни разу не упал, хотя ничегошеньки не видит), залетаем внутрь. Толкаю его на свою кровать, а сам ложусь рядом, приживаясь всем телом. Интуитивно чувствую, что так нужно и правильно.

- Процитируй что-нибудь еще.

Он вздыхает:

- «...Да, мистер Джонас был человек странный, непонятный, ни на кого не похожий, он казался чудаком и даже помешанным, но на самом деле ум у него был ясный и здравый. Он сам не раз спокойно и мягко объяснял, что ему уже много лет назад надоели его дела в Чикаго и он решил подыскать себе какое-нибудь другое занятие. Церковь мистер Джонас терпеть не мог, хоть и одобрял ее идеи, зато сам любил проповедовать и делиться с людьми своими познаниями; потому он и купил лошадь с фургоном и теперь проводил остаток дней своих в заботах о том, чтобы одни люди могли получить то, в чем другие больше не нуждаются. Он считал себя неким воплощением диффузии, которая в пределах одного города помогает обмену между различными слоями общества. Он не выносил, когда что-нибудь пропадало зря, ибо знал: то, что для одного — ненужный хлам, для другого — недоступная роскошь».

- И тут ты прав, - поглаживая рыжие волосы, шепчу. – Все произошло из-за нашего разлада? Той ссоры, да? – задумчиво наматываю его прядь на палец.

- «…Так вот оно что! Значит, это участь всех людей, каждый человек для себя — один-единственный на свете. Один-единственный, сам по себе среди великого множества других людей, и всегда боится. Вот как сейчас. Ну закричишь, станешь звать на помощь — кому какое дело?», - в некотором забытьи шепчет мой Боец. Мой.

- Ты мой, а значит, несмотря на все эти случайности и крики, плохое настроение и непонимания, я буду с тобой, - обнимаю крепче.

- «…Жизнь — это одиночество. Внезапное открытие обрушилось на Тома как сокрушительный удар, и он задрожал. Мама тоже одинока. В эту минуту ей нечего надеяться ни на святость брака, ни на защиту любящей семьи, ни на конституцию Соединенных Штатов, ни на полицию; ей не к кому обратиться, кроме собственного сердца, а в сердце своем она найдет лишь неодолимое отвращение и страх. В эту минуту перед каждым стоит своя, только своя задача, и каждый должен сам ее решить. Ты совсем один, пойми это раз и навсегда».
Мне нравится
сегодня в 1:59|Редактировать|Удалить|Ответить

Мое личное дно. Наверно, морское
- Нет, не правда. Если есть ты и я – то все хорошо. У одиночек нет полноценной жизни и вообще выхода. Только вдвоем. Одиночки обречены, - глажу по волосам, обнимаю рукой, прижимаюсь всем телом, а сам чувствую, как он отмирает, размягчается в моих объятьях, как в комнате становится уютно.

- И последняя на сегодня: «…И сразу вокруг запахло Дугласом. Ведь от него всегда пахнет потом, травой, деревьями, ветвями и ручьем.

— Вам предстоит порка, молодой человек, — объявила мама. От ее страхов и следа не осталось. Том знал — она никогда в жизни никому про это не расскажет, никогда. Но страх этот навсегда останется у нее в душе, и в душе Тома тоже.

Темной летней ночью они шли домой, спать. Как хорошо, что Дуглас живой! Как хорошо! А на одну секунду там, на краю оврага, ему подумалось…», - он улыбается. Глаза этого рыжего недоразумения стали снова обыкновенными: один прикрыт повязкой, а другой зеленый-зеленый.

- Ну, вот, ты снова настоящий, - радуюсь чуду.

- Я тебе расскажу, что по ту сторону, поведаю, что мы живые.
Мне нравится
сегодня в 2:00|Редактировать|Удалить|Ответить

Мое личное дно. Наверно, морское
/На сим это "чудо" я решила прервать/

URL
     

I quit girls

главная