Silly*
She'll wear nothing
/Вообще странная вещь/

Фэндом: Loveless
Основные персонажи: Саган Нацуо (Ноль), Саган Йоджи (Ноль)

Вышли и спрятались в темном лесу
Все твои праздники, мой милый друг.
Скользко на улице, липко внутри,
Дети целуются у твоей двери.
Красота пустоты,
Пустота красоты -
Золотая лихорадка...

Тебе так нравится то, чего нет:
Огни Титаника и хвосты комет.
Красота пустоты,
Пустота красоты -
Золотая лихорадка...
©Алина Орлова
«Золотая лихорадка»
Мне нравится
сегодня в 2:32|Редактировать|Ответить

Мое личное дно. Наверно, морское
Наверно, мы все же ходячие трупы с тобой. У нас нет элементарных навыков осязания, а это ведь влияет на восприятие мира, а значит, и мировоззрение у нас ущербно. Наверно, мы как фарфоровые куклы, что могут говорить, но ничего не могут сделать со своей искусственностью. Наверно, мы с тобой жестокие. Никто не поймет нашей душевной замкнутости в равнодушии. Мы обречены на вечное непонимание со стороны других людей. Все потому что мы другие. Все разные, все другие, но мы другие среди других. Словно вечная дыра среди людей. Складывается ощущение, что мы со всеми, но...словно нас нет. "Zero" - значит, "Ноль", а это отсутствие чего-то...но что у нас отняли кроме осязания? Может быть душу? Тогда почему мы чувствуем обиду, радость и горе? Что же мы ищем в этом мире?

-Нацуо, ну что ты сидишь?
-Бегать?
-Дурак.

Важно понимать с полуслова. Наверно, все Бойцы и Жертвы прошли долгий путь для того, чтобы замечать все оттенки эмоций своего единственного сокровища. А может быть это вложено в настройки по умолчанию?

***

Шла золотая осень, когда выцветшие - когда-то зеленые - сухие листья заполоняют собой не только тротуары тихих улиц, но и заасфальтированные дороги. Листья падают в лужи, смешиваются с грязью и вовсе теряют свой чудесный цвет тоски и болезни, уступая постоянству.

Смена времен года – еще не повод для упадка настроения, но каждую осень или же весну мы переживаем по-своему. Осень все же чаще проходит в унынии и тоске даже по столь незначительным для многих летним дням. Возможно, что желтые листья, как символ осенних деньков, как воплощение всего нутра этой прекрасной поры, дают нам понять, что время болезней, тоски, боли, разочарования и смерти пришло. Что смерть не столько физическая, сколько душевная, подстерегает нас за каждым углом и шепчет в спину: «Помни, я тут с тобой. Я скоро приду к тебе в объятьях ночи и украду твои слезы и мысли, твоя душа взвоет в прохладный дождливый вечер, и я заполучу огрызки твоего сердца…». Смерть ласкова с тобой, она медленно подталкивает тебя к опустошению: промокшие ботинки, простуда, дождь и промозглый ветер, одиночество и время для того, чтобы «зализать» душевные раны – все это происки осени, что в договоре с самой Смертью. Но все это не должно трогать тех, кто сам уже «ходячий труп», чье сердце лишь пустой мышечный мешок, что утратил остатки поэзии души, остановил биение чувства и лишь оставил за собой ответственность за перекачку крови по организму бессмысленного существа.

«Zero» не до поэзии ведь, да? Их не коснется проклятье осени, как других, оно отступит пред существами подобными этой Холодной Леди – жестокими, свободными, самолюбивыми, но столь же одинокими, несчастными и нелюбимыми всеми, такими печальными в своих издевках над окружающими… А может, решит их согреть остатками тепла, что украла у летних дней? Кто знает, что задумает эта проказница?

Как уже ранее говорилось, шла золотая осень. За окном промозглая погодка не давала нормально подготовить уроки, так как клонило в сон неимоверно – глава клонилась все больше к гладкой поверхности стола, а глаза слипались, но никак не хотели снова открываться, чтобы вновь перечитать параграф из учебника по всемирной истории.

«Все печально» - произнес голос в голове у Нацуо – «Все печально настолько, что Еджи уже минут двадцать дрыхнет за столом, а я все пытаюсь сделать попытки не уснуть. «Зачем?» - спросите вы. Отвечу, что из принципа, ибо…» - тут его размышления прервал продолжительный зевок – «…ибо как не крутись, но уроки делать надо, а то Нагиса-сенсей прознает об упадке нашей успеваемости, и все…печаль будет еще больше, но только под истерические визги этого тонкого голоса».
-Нацуо, - зевнув и сонно потерев глаза ладонями, сложенными в кулачки, протянул Еджи – пошли спать. Ну, эту историю. Сенсей свирепствовать не умеет, так проревемся.
-Иди один, а я пока почитаю.
-Дурак, - зевнув еще шире прошлого раза, с неохотой бросил светловолосый мальчик.
-Сам такой, - тоже не удержался и широко зевнул уже рыжеволосый паренек.
Мне нравится
сегодня в 2:33|Редактировать|Удалить|Ответить

Мое личное дно. Наверно, морское
-Как ребенок – сказал Еджи и отцепился от поверхности стола, поднявшись на ноги и развернувшись в сторону кровати.
Нацуо проводил его усталым взглядом, и все же своего занятия не прервал (борьбы за учебу перед сном), но прочитав еще пару монохромных страниц, сдался и, положив книгу на край стола корешком вверх, отправился, попутно стягивая с себя одежду, к кровати, где его законно ожидала одна вторая от общей белоснежной поверхности.
-Двигайся.
-Ааа, ботаник пришел. Ну как там твои книжки?
-Отстань и двигайся, - подталкивая к стене свою Жертву проворчал Нацуо.
-Какой вредный…с девушками беда?
-Чего? – опешил Боец.
Жертва расхохоталась - сон ее явно покинул.
-Дурак что ли? – вопрос вышел несколько риторическим, но Еджи залился хохотом еще громче, - Ржешь как конь.
-Конь – не конь, но шуток ты явно перестал понимать, - все еще скрючась от смеха на кровати проголосил парень, - Фух, отпустило.
-Голову тебе бы отпустило.
-Фу, какая бяка. Кто же тебя таким плохим словам научил?
-Догадайся, - перетягивая на себя часть одеяла, пробурчал Нацуо.
-Ну-ка, - решив перестать бессмысленно смеяться и приступить к более действенным методам, светловолосый паренек начал активно отбирать одеяло у соседа по кровати.
-А ну пусти!
-Нет, уж!
Завязалась не долгая борьба за одеяло.
-Куда тебе одеяло-то! Не замерзнешь и без него! – решительно намотав на кулак часть ткани и дергая на себя, засмеялся Еджи.
- А тебе чего оно сдалось?!
-Ах ты! - вскликнул, и отпустив, свой клочок одеяла, а вместе с ним Бойца, насупился паренек.
«Бух!» - раздался звук соприкосновения твердой поверхности пола с мягкой поверхностью тела Нацуо.
Минута, две.
-Ты там все кости переломал, что ли? – перегнулся через край кровати Еджи и посмотрел на поверхность перед ней.
-Ну, вот почему ты всегда такой?- Нацуо обнаружился лежащим на полу в виде морской звезды, а ткань же валялась объемистой кучкой аккурат рядышком с лодыжкой.
- А?
- Ну, почему тебе постоянно нужно высказаться и задеть? Что за дух противления всему?
-Я думал, что ты меня понимаешь…
-Да, но мы разные. Я не могу порою тебя понять, точнее могу, но это ни к чему не приводит.
- Что за глупости приходят тебе в голову перед сном?
-Да так…может, это осень?
- Ооо, Нацуо, - поудобнее располагаясь на краю кровати, протянул Еджи – да я гляжу, у кого-то романтика проперла.
-А? – поднял голову Боец – Ты в своем уме?
-Ну, по крайней мере, не придаюсь размышлениям о бренности бытия со своим Бойцом перед сном.
-И разве это хорошо? – снова уронил на пол свою рыжеволосую голову мальчик.
-А плохо?
-Наверно, - вздохнул Боец. – Если мы не будем с тобой разговаривать о мыслях друг друга, то и вовсе забудем, что значим для нас самих.
-Да, все же осень плохо влияет на твою голову.
-Нет, стой! – вскочил Нацуо и резко сел на кровать, чуть не отдавив ногу Еджи, - Когда мы с тобой о чем-то говорили существенном? Да, мы делимся мыслями относительно окружающих, но разве мы укрепляем нашу связь?
-А разве нам это надо?
-Этот глупый Нелюбимый и извращенец Соби и то стараются изо всех сил, а мы…
-Ты чего подорвался-то? Они разноименные, вот и цепляются, как могут друг за друга.
-А что если это настоящие отно…- тут он задумался. Нацуо сглотнул воздух. Он давно так горячо не спорил с Еджи.
-«Отношения»? – вздернул бровь светловолосый паренек и с прищуром заглянул в лицо своего Бойца. – Да это курам на смех, а не отношения.
-Откуда ты знаешь? – неуверенно вздохнул рыжеволосый. – Что мы? Мы с тобой привязаны друг к другу с рождения. У нас никогда не возникало необходимости укреплять связь, нам не нужно было друг друга добиваться, мы с тобой уже по привычке…
-А ну заткнись! – вспыхнула Жертва. – Что за настроения?!
Нацуо молчал.
-Ну, вот откуда ты этого набрался? – сев на кровати, произнес Еджи. – Все же ладно было, все хорошо. Мы вместе, а значит, нам никто не нужен.
-Еджи, у нас появились друзья.
-Да-да, ничуть ни страннее нас.
Мне нравится
сегодня в 2:33|Редактировать|Удалить|Ответить

Мое личное дно. Наверно, морское
-Еджи, а скажи…- понурив голову, вздохнул Нацуо, - почему ты никогда меня не целуешь?
-Ааа?! – выпучил глаза светловолосый паренек, и чуть было не задохнулся тем объемом воздуха, что заглотил от удивления.
-Наверно, это странно…- продолжил Боец, - но ты целуешь Рицку без стеснения просто так, а ведь он Жертва. Ты можешь подшутить над Юико, но…я же твой Боец. При мне делать такое по меркам других пар, как минимум некрасиво.
Еджи продолжал удивленно смотреть на Нацуо:
-Так вот почему ты такой загруженный...
-Не то чтобы…-смутился мальчик.
-Просто я не думал, что это тебя так волнует. Мы же с тобой как братья – везде и всюду вместе. Нам и укреплять связь-то не надо.
-Ты меня хоть раз спросил? – вспыхнул Нацуо.
-Эээ…Нацуо?
-Все. Спим, - быстро улегшись на свободное место на кровати и натянув одеяло до кончиков ушей, сказал рыжеволосый паренек.
-Так, а ну повернулся ко мне.
-Спи.
-Повернись-ка.
-Я сплю.
- А ну-ка, - Еджи пробрался под одеяло руками и попытался обнять самое дорогое, что может быть в жизни Жертвы, - не дури.
-Ну, вот я тут – резко повернулся лицом Нацуо навстречу светловолосому мальчику.
-Так-то лучше. Думаешь, что мы по привычке, да?
- Наверно.
- Мы же делим нам неизвестный холод на двоих – как это может быть привычкой?
-Обыкновенно.
-Ну, что ж ты такой бука? Давай, я покажу, что не так это? – он зажал лицо рыжеволосого паренька в своих ладонях. – Это будет банально, - и поцеловал.
Прошло пару мгновений, и вот они снова глядели друг на друга.
-Ты Рицку так тоже целуешь.
-Я же по-дружески.
-Дурак.
-Но ты же не Рицка. Ты мой Боец. Мы привязаны друг к другу с рождения. И мы всегда будем вместе. Вдвоем, понимаешь?
Нацуо кивнул.
-Поэтому отбрось эти свои дурацкие мысли о том, что все это привычка. Да, возможно, привычка, но мы же когда-нибудь вырастим и увидим, чем закончится история с Нелюбимым.
- Хочешь сказать, что если они останутся вместе, то и у нас все по-настоящему?
-Именно. Меня тоже это волнует.
-...что мы сами с тобой так хотим, да? Быть вместе везде и всюду, как братья?
-Да, но мы не братья, мы больше, чем братья или возлюбленные.
-Кто из нас еще романтике поддался? – улыбнулся Нацуо.
-А? Все. Спим.

И они просто как обычно обняли друг друга. Сегодняшний разговор многое значил, и в тоже время ровным счетом ничего. Хотя, как бы то ни было странно, Холодная Леди, что в договоре со Смертью, решила, что эти мальчики не смогут стать ее сыновьями, ведь их сердца не являют собой пустой мышечный мешок, что их мысли все же живут, а душа чувствует, что, несмотря на внешнюю холодность, они одарены теплом летних дней.

Все хорошо, что хорошо кончается, но с этого вечернего разговора началось нечто новое и закончилось былое старое.